«Влюбленный Кен», библиотека Тринити колледжа

Нет комментариев

«Влюбленный Кен», охранник Кен из библиотеки Тринити

       Все в моем путешествии было вызвано либо интересом к книгам, либо к лесам и садам. В библиотеке Тринити колледжа сошлось и то, и другое.

       С ней, как и многие, я познакомилась на просторах интернета. Увидев картинку с магической атмосферой, возводящую библиотеку в категорию «Must see», я, недолго думая, распечатала на свою карту желаний. Известно, как иногда воплощаются мечты, которые мы визуализируем — с точностью до деталей. Но я никак не подозревала, что для точно такого же снимка на моей камере мне будет ниспослан специальный человек, который не только превысит свои служебные полномочия ради эксклюзивного фото, но и так точно опишет то, что уже давно крутится в моей голове, ведь я шла исследовать и задавать вопросы – к этой библиотеке у меня был личный интерес, и он был важнее фото.

       «Длинная комната» – так называется это место, в котором просто хочется сидеть и дышать запахом истории, и даже слушать голоса великих. Что тут скрывать, книги разговаривают между собой, книги разговаривают с читателями, и их можно услышать, только если ты пришел с очень личным интересом, а не для «фото на фоне». Об этом мы и говорили с охранником Кеном, который навсегда останется в моей памяти волшебным помощником, появившимся в нужный момент сказки, чтобы дать подсказку.

       Завороженно и неспешно шагая по аллее, я старалась запомнить каждую деталь этого места, мысленно пощипывая себя, чтобы убедиться в реальности происходящего. А затем просто оказалась в нужный момент в нужном месте – именно там, где охранник Кен, перешагнув за ограду, делал посетителям фотографии книги Ньютона. Получив свой слепок сокровища, я продолжила прогулку по книжному лесу, мысленно умиляясь, что бывают такие охранники, которые как будто по-ребячески перелезают через ограду и воруют огурцы для прохожих. И тут я увидела Кена, этого лепрекона воплоти с хитрыми глазами, ожидающего меня в углу библиотеки рядом с лестницами на второй этаж, где не было никого, – можно сказать, на пересечении публичного и тайного, реального и волшебного, живого и потустороннего, куда пускают только при прохождении теста, которого я, как оказалось, к тому времени уже прошла. Кен поинтересовался у меня маркой фотоаппарата и, выдержав небольшую паузу, спросил меня, не соглашусь ли я доверить ему свой фотоаппарат на две минуты. Я, недолго думая, доверила камеру, совершенно не подозревая, что он хотел провернуть. И Кен исчез, а я слышала только его глухие шаги, которые отбивали такт по винтовым лестницам, а потом и на паркете второго этажа, где стеллажей баловали вниманием только по особым случаям и особые люди.

       Кен вернулся действительно через 2 минуты, и когда я просмотрела фото, не смогла скрыть восторг. Потому что у меня на камере была именно та фотография с карты желаний, только теперь моя собственная и эксклюзивная – та фотография, которую не может сделать простой смертный. А еще пара снимков лестниц и стеллажей в довесок. Когда я его поблагодарила, он спросил меня, что я здесь делаю – в библиотеке и в Ирландии, а я попыталась объяснить то, что и сама толком не определила – что-то про исследование, и про книгу, и про любовь к книгам, и про интерес к библиотекам. Тогда он рассказал мне свою историю, которая до сих пор меня направляет.

DSC_0503

 «На своей первой работе я делал обложки для книг. Потом бывал в разных местах, но в итоге снова вернулся к книгам. Здесь, в этом зале, я работаю уже 16 лет – каждый день открываю и закрываю дверь. И знаешь, я ни сколько не жалею, потому что чувствую себя частью большой истории. Не важно, есть ли у тебя научная степень или нет, ты можешь понимать это, потому что чувствуешь эту историю. Все книги здесь – они живые. Когда-то это был лес, ставший листами бумаги. Но этот лес до сих пор здесь. Для меня большая честь работать в этом месте.

       За все это время я научился различать людей. Многие приходят сюда только потому, что это известное место. А есть те, кто приезжает потому, что по-настоящему испытывают страсть к книгам (have passion). Я вижу это в [их] глазах. Им достаточно здесь просто сидеть и наслаждаться атмосферой. И если кто-то из [них] когда-то что-то напишет о библиотеке Тринити, будет правильно, если один экземпляр этой книги пополнит коллекцию и будет здесь».

       Мы чувствуем, когда человек чем-то увлечен, и это притягивает нас. Если ты по-настоящему чем-то увлечен, даже если ты до конца не уверен, что из этого выйдет, тебе обязательно встретятся те, кто скажет, что ты на правильном пути. И подскажут дорогу.

       Мы с Кеном попрощались, а я села на скамейку, записывая шум «леса» на диктофон. Память человека не вечна, но если мы будем рассказывать друг другу истории и записывать их в книги, то у нас будет больше шансов сохранить важные мысли, чтобы кто-то однажды научился слышать то, что молчит, тянуться к этому и чувствовать себя частью большого мира, в котором и ему найдется свое место.

Categories:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.